Флоренция

Флоренция - город, о котором нельзя рассказать ........ в нём НУЖНО! побывать.
Будучи в нём несколько раз, нас тянет туда снова и снова!

 

 

Флоренция ...... -  мелькают в сознании имена Данте (Dante Alighieri), Микеланджело (Michelangelo Buonarroti), Брунеллески (Filippo Brunelleschi), Бенвенуто Челлини (Benvenuto Cellini)  ... Савонарола (Girolamo Savonarola) ...
Хотя последнее имя (Savonarola) я бы не ставил в один ряд с другими именами великих людей по многим причинам ....
К тому же лезет в голову страшное стихотворение Бродского "Представление", где всколзь упоминается имя Савонарола, помните?:
"Председатель Совнаркома, Наркомпроса, Мининдела!
  Эта местность мне знакома, как окраина Китая!
  Эта личность мне знакома! Знак допроса вместо
                                             тела.
  Многоточие шинели. Вместо мозга - запятая.
  Вместо горла - темный вечер. Вместо буркал - знак
                                            деленья.
  Вот и вышел человечек, представитель населенья.
            Вот и вышел гражданин,
            достающий из штанин.

            "А почем та радиола?"
            "Кто такой Савонарола?"
            "Вероятно, сокращенье".
            "Где сортир, прошу прощенья?"
............

О Бродском рассказывать не надо. Стих  Бродского "Представление", расположен на страницах "легендарной" электронной библиотеки Максима Мошкова:
"Представление"

О самом Мошкове:
(см.. Мошков)
---------
Но, всё это не имеет никакого отношения к прекрасному городу Флоренция!
Просто никуда не денешься, Джироламо Савонарола - флорентиец и довольно не однозначная, противоречивая и сложная фигура.  Но, благо дело, Флоренция богата и другими великими людьми, а также памятниками архитектуры, солнцем и вином!

Раз уже упомянут Бродский, то тогда уже лучше "Декабрь во Флоренции":

".................

Есть города, в которые нет возврата.
Солнце бьется в их окна, как в гладкие зеркала.
То есть, в них не проникнешь ни за какое злато.
Там всегда протекает река под шестью мостами.
Там есть места, где припадал устами тоже к устам и пером к листам. И
там рябит от аркад, колоннад, от чугунных пугал;
там толпа говорит, осаждая трамвайный угол,
на языке человека, который убыл."

 

 

Russian